071306BTS201806

 

      [ 91 / ?? ]

 > SemiSocialMediaAU, в котором Мин Юнги известный в Южной Корее, постепенно выходящий на мировой уровень, продюсер. У него есть все: работа, друзья, деньги. Все, кроме человека, который мог бы подать в старости стакан воды. И Юнги устраивала такая жизнь до момента, пока один наглый кот не пролез в его квартиру.

* * *

Бля-я-ять, хриплый голос на ухо заставляет Юнги открыть глаза.

Это первое, из-за чего он жалеет о содеянном. Перед глазами все мутное, картинка восстанавливается не сразу, а после начинает кружиться. Юнги стонет в голос от резкой головной боли и трет пальцами виски, надеясь, что это хоть немного поможет.

Блять, чувак, что вообще вчера произошло? чужой голос напоминает звон колоколов, и Юнги пытается закрыть подушкой уши. Ебать нахуй, бро, мне так хуево.

Он поворачивает голову и фокусирует взгляд на человеке рядом. Когда картинка настраивается, то размытое пятно превращается в лицо Хосока. В уродливое лицо Хосока во время похмелья. Ощущение, будто его друг умер и восстал из мертвых. И сделал он это не в самом лучшем виде.

Я так бухал последний раз, когда мне было лет двадцать, снова ноет Хосок и пытается сесть.

Какого хуя ты в моей постели? интересуется Юнги, не узнавая собственный голос. Хриплый, низкий, грубый и осиппший. Будто вообще не родной. Возможно, что это из-за сильного сушняка в горле. Сейчас он способен выпить бочку воды.

У меня был большой выбор, где спать? хмыкает Хосок и поднимается. Ноги его еле держат, они даже опасно подкашиваются, но мужчина удерживается. Блять, я нихуя не помню после того, как мы абсент начали пить.

Хоби снимает с себя свою худи и хмурится недовольно от запаха. Они вчера, как пришли, так и легли спать по всей видимости. Юнги очень надеется, что оно все так и было. На них все еще вчерашняя одежда.

Я пошел в душ, сообщает Хосок и роется в шкафу владельца квартиры в поисках одежды.

Моя квартира я первый, парирует старший и пытается хотя бы сползти с постели. И вообще у него такое чувство, будто его сейчас стошнит.

Я первый проснулся. И ты пока встанешь, я уже пять раз душ приму. Ты вчера уже пьяный в бар пришел.

Хосок вышел из комнаты, оставив Юнги наполовину сползаным с постели. Старший громко еще раз несколько раз выругался и решил поваляться немного дольше. Он не хочет ни о чем думать, ни о чем беспокоиться. Он устал от всего, а вчерашний вечер вспомнить даже не получится. Вернее. Все, что хотелось забыть как раз лучше всего засело в памяти.

Да, Юнги до сих пор злится. Ему совершенно плевать по-взрослому это или нет, плевать на то, что он должен решить эту проблему. Сил как-либо бороться уже нет. Ему хочется одного спать.

И прекратить сожалеть о том, что поднял руку на Чимина.

Юнги? голос Хосока заставляет вновь резко открыть глаза и сфокусировать взгляд на источнике. Уснул?

Мужчина положительно мычит в ответ и трет глаза пальцами. Он принимает стакан воды из рук друга и осушивает тот до дна.

Спасибо. Даже дышать легче стало, благодарно кивает Юнги и падет обратно головой на подушку. Я нихрена не помню вообще. Если честно, даже не могу нормально вспомнить как до бара дошел.

Не удивительно, Хосок падает рядом и прикрывает глаза. Иди прими душ. Воняешь пиздец.

Юнги кивает и просит еще пять минут, потому что все свои силы и умения ходить он растерял вчера.

Кстати, вдруг поднимает голову Хоби и осматривается. А где Чимин?

Без понятия, мне поебать.

Чувак, серьезно. Я не помню, чтобы он вчера был. И сейчас я его нигде не видел. Вдруг он съебался куда-то? Его же найти надо.

Юнги открывает снова глаза и изучает белый потолок над головой. Вообще-то Хосок прав, и как бы ужасно вчера он себя не повел потерять Чимина будет самой огромной проблемой. Но он искренне сомневается, что тот мог куда-то уйти после вчерашнего. Мужчина трет лицо ладонями и мысленно пытается заставить себя сесть. Ему это удается раза с четвертого.

Во дворе может, делает предположение Юнги.

Я ему позвоню, сообщает Хосок и берет свой телефон в руки. Он быстро набирает Чимина и дожидается гудка. Первый пошел. О, гудок есть.

В этот момент в квартире в другой комнате начинает играть стандартная мелодия звонка айфона. Юнги замирает, Хосок тоже. Они переглядываются.

Юнги все же побеждает самого себя и встает с постели. На то ли трясущихся, то ли ватных ногах он добирается до гостиной и находит на кофейном столике тот самый айфон младшего. Мужчина сбрасывает звонок и берет телефон в руки. На нем два процента.

Чимин? обеспокоенно зовет Юнги, понимая, что сейчас их ссору лучше оставить на потом и хотя бы найти пропажу.

Ответа никакого младшего просто нет в квартире. Юнги осматривает гостиную: диван никто не раскладывал, а на том валяется чиминова пижама, джинсы и футболка. Даже альбом и блокнот, в которых рисует Чимин, лежат на столе. Он что ушел, оставив все свои вещи?

Блять, Хосок, я не знаю, где

Юнги поворачивается и замирает на месте, разглядывая то, что находится перед его глазами. Нет, он точно не спит, потому что во сне такое хреновое самочувствие не может быть. Почему это происходит? Какая причина? Юнги медленно опускается на корточки, боясь отвести взгляд в сторону.

Чимин? он протягивает ладонь и осторожно касается рыжей кошачьей мордочки напротив. Это пиздец.

Перед ним Тыква. Такой же как и всегда: пушистый, рыжий и с огромными сине-зелеными глазами. Юнги поднимает кота на руки и садится на пол, прижимая к себе питомца. Он нервно проводит длинными пальцами вдоль мягкой шерсти на животе, гладит большим пальцем мордочку Тыквы и тяжело вздыхает.

Тыква

Кот в ответ громко мяучет, растягивается в руках хозяина и глаза свои довольно прикрывает, наслаждаясь лаской. Юнги смотрит на него внимательно и чувствует, как на глазах слезы появляются. Он быстро стирает их тыльной стороной ладони и криво улыбается, поджав губы и сдерживая подступившие эмоции.

Ты вернулся, Тыква. Да? шепчет мужчина. Голодный? Кушать будешь?

Тыква продолжает мявкать в ответ. Словно это все был один большой сон и всего этого не было. Это был сон. Вдруг Тыква вообще никуда не пропадал и никакого Чимина не было. Только вот Юнги поднимает голову и смотрит на диван, где лежат вещи младшего.

Тыква, зовет кота Юнги и тот глаза открывает. Ну и что делать нам теперь?

Ответа, конечно, не последовало, и мужчина вздыхает тяжело, зарывается носом в шерсть Тыквы, обнимает крепче. Юнги сидит так минут пять, обдумывает все в голове, пытается решить, что делать в такой ситуации и как быть.

Он решает на всякий случай убедиться в собственных мыслях. Поднимается с пола, подходит медленно к столу и открывает альбом Чимина, начиная судорожно листать. Рисунок за рисунком, рисунок за рисунком. Юнги открывает последнюю страницу и всматривается в новый, еще не законченный.

На нем нарисован он сам. Чимин рисовал его, но не закончил. Чимин так и не закончил. И назревает вопрос.

Закончит ли?

Альбом бесшумно закрывается.

Я скучал, Тыква.

5 Comments

  1. ДА ПОШЛО ОНО ВСЕ НАХУЙ, Я ПРОСТО В НИЧТО, СПАСИБО ЗА ЭТО

Leave a Reply to Анюта Шадрина Cancel reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *