ᴄᴏʟʟᴇᴄᴛ ʟᴏᴠᴇ ғʀᴏᴍ sʜᴀʀᴅs
ᴄʜᴀᴘᴛᴇʀ 6
ᴀᴜᴅɪᴛɪᴏɴ
{Собрать любовь из осколков}
[Гл.6 “Кастинг”]

Понедельник. День кастинга.

Парень накинул чёрную куртку и оценивающе взглянул на себя в зеркало, висящее в прихожей. Из отражения довольно усмехался парень с распущенными, по обыкновению немного растрёпанными волосами, подведёнными чёрным карандашом глазами, в рваных джинсах с цепочкой на боку и в чёрных кроссовках. Дополняла этот и без того своеобразный образ чёрная футболка под курткой, на которой был белый рисунок с изображением руки, держащей магнитофон, и надпись внизу: No music? No life. Что ж, возможно, это довольно неординарный стиль для похода на кастинг, но Ларри решил показать им себя настоящего. Вначале он долго нервничал и не мог выбрать, как ему лучше одеться, бесконечно думал, какие слова лучше говорить и как правильно отвечать на вопросы жюри, как вообще вести себя. Даже звонил Салли, чтобы посоветоваться с ним по этому поводу, на что тот лишь фыркнул: Ты прям как баба, ей богу. Что тебе лучше надеть? Как вести себя? Ты, блядь, это сейчас серьёзно? Не надо пытаться быть идеальным, Ларри! Просто будь собой. Поверь, у тебя больше шансов, если ты покажешь им себя настоящего. И Джонсон решил прислушаться к его совету. Теперь оставалось лишь набраться уверенности в себе, и, приехав туда, поразить их всех. Конечно, из-за своего специфического внешнего вида он мог поразить их и в плохом смысле слова Ну что ж, кто не рискует тот не пьёт шампанское.

Джонсон застегнул куртку и, взглянув на висящие на стене часы, взял ключи и вышел из квартиры.

Он подошёл к высокому стеклянному зданию, на котором горели красные прописные слова Original Style за десять минут до назначенного времени. Несколько секунд он просто молча смотрел на здание, размышляя, действительно ли у него что-то получится или он вообще зря пришёл сюда, но затем нахмурился, отгоняя от себя непрошенные мысли, и уверенной походкой направился внутрь. От успеха этого кастинга зависела жизнь его матери, так что попытаться в любом случае стоило.

Зайдя, он подошёл на ресепшн, за которым сидела молодая девушка с коротко стриженными чёрными волосами и в белой блузке. Она сосредоточенно смотрела на монитор компьютера и что-то быстро печатала, но услышав шаги, переключала всё своё внимание на посетителя.

– Здравствуйте! поприветствовала его брюнетка и мило улыбнулась. Чем могу вам помочь?

– Здравствуйте, – кивнул Джонсон, сдержанно улыбнувшись в ответ. Я пришёл на кастинг.

– Одну секунду, – девушка развернулась в кресле, вновь переключая своё внимание к компьютеру. Ваши имя и фамилия?

– Ларри Джонсон.

Несколько секунд она молчала, что-то проверяя в компьютере и быстро кликая мышкой, затем кивнула:

– Да, всё верно, вы приглашены, – она вновь развернулась к Джонсону, возвращая на лицо прежнюю улыбку. Поднимитесь, пожалуйста, на пятый этаж, в зал ожидания, вас вызовут. Только сдайте вначале куртку в гардероб, в верхней одежде нельзя. Гардероб находится прямо и налево.

– Спасибо, – он снова вежливо улыбнулся и направился по направлению к гардеробу, засунув руки в карманы джинсов.

Сдав куртку, он зашёл в лифт и нажал на кнопку пятого этажа. Железные двери закрылись, и послышался гул. Ларри прислонился к стенке лифта и скучающим взглядом смотрел на своё отражение в зеркале.

Вскоре лифт остановился и двери разъехались. Ларри вышел и очутился в просторной светлой комнате с полами из светлого паркета и с множеством окон. Вдоль стен выстроились две огромные очереди из парней и девушек, всего людей было примерно три сотни.

Да уж Похоже, ждать придётся долго – подумал Джонсон, обведя толпу обречённым взглядом, и тихо вздохнул, проходя вглубь помещения.

Он расслабленно опёрся спиной о стену, засунув руки в карманы, и скучающим взглядом посмотрел в окно напротив, за которым мелкими крупинками сыпал снег. В карих глазах парня читалась задумчивость, только вот думал он отнюдь не об успехе сегодняшнего кастинга, хотя именно об этом следовало сейчас волноваться. Он думал о нём, о Салли Вот уже несколько дней они были словно чужие друг другу, общались лишь по телефону, о том, чтобы увидеться не шло и речи. Сал всё ещё злился, и его можно было понять. Джонсон совершил непростительную ошибку, и теперь расплачивался за это. Боже, ну почему он пытался решить свою проблему в одиночку, почему не рассказал всё Салли вместо того, чтобы идти на такой подлый шаг?! Тогда бы они не поссорились. Тогда Сал был бы рядом с ним. А что получилось теперь? Фишер убежал из дома, непонятно куда и хрен знает к кому, и неизвестно, простит ли его вообще Но Ларри поймёт, если нет, ведь едва ли он заслуживал прощения. Если бы только можно было повернуть время вспять, но увы, что сделано то сделано, назад не повернёшь. Теперь оставалась лишь крошечная надежда на то, что Сал всё-таки простит его, даст второй шанс. И эта крупинка надежды была для парня подобно лучу света в кромешной тьме, который вёл его, не позволял раскисать и падать духом. Но чтобы заслужить прощение ему нужно было постараться, доказать Салу, что он готов на всё ради этого. Сал будет гордиться им, если он не ударит в грязь лицом на сегодняшнем кастинге, впечатлит жюри и получит роль на снятие в рекламе. И поэтому Джонсон намеревался победить любой ценой. Только ради него и жизни его мамы.

Неизвестно, сколько прошло времени, Ларри казалось, что он торчит тут уже часа три, и скука всё сильнее одолевала его, но наконец-то из динамиков над дверью прозвучала его имя и фамилия, и погружённый в бездонный омут самых разных мыслей парень вздрогнул от неожиданности, резко повернув голову на звук.

Пора, – решил он, стряхнув с одежды невидимые пылинки, и решительным шагом направился к двери.

Распахнув её, длинноволосый парень небрежной походкой прошёл в центр просторной, хорошо освещенной комнаты, встав напротив стола, за которым сидело трое членов жюри.

– Здрасте, – непринуждённо поздоровался он с нагловатой ухмылкой на лице, махнув комиссии рукой, будто поприветствовал закадычного друга. Меня зовут Ларри Джонсон, и я был приглашён на сегодняшний кастинг.

Вести себя свободно, держаться естественно получалось нелегко, но он старался изо всех. И ему это удавалось, так как, судя по реакции жюри, он их действительно поразил своим видом и поведением. Полноватый мужчина в очках и в белой рубашке тут же оторвался от бумаг, в которых до этого что-то быстро писал, и медленно поднял голову на вошедшего, округлив свои и без того большие глаза. Худощавый паренёк с немного растрёпанными короткими светлыми волосами, который с виду едва ли был старше Ларри, уронил шариковую ручку на стол, которую только что взял из стакана, да так и замер с протянутой к нему рукой. Даже рот открыл от недоумения, прожигая в парне дыру удивлённым взглядом серо-голубых глаз. И лишь девушка с огненно-рыжими волосами, кудрями рассыпавшимся по стройной спине и плечам, и в белой блузке, расстёгнутой на три верхние пуговицы, не выказала ни капли удивления. Она лишь вопросительно приподняла бровь, когда Джонсон вошёл и не самым вежливым образом поздоровался, а затем загадочно улыбнулась, сложив руки на столе.

– Здравствуйте Ларри, – медленно произнесла девушка, и на секунду в её ярко-зелёных, словно свежая трава, глазах вспыхнул огонёк. Итак, почему вы хотите сняться в рекламе наших свитеров? теперь она говорила обычным тоном, в нём разве что звучали нотки лёгкого любопытства, но она по-прежнему улыбалась, и буквально раздевала его пронзительным взглядом.

Джонсон беспечно пожал плечами:

– Мне просто захотелось попробовать себя в чём-то новом. Думаю, у меня всё получится, ведь я идеально подхожу на эту роль! А ещё я чертовски фотогеничен, – сказав последнюю фразу, Ларри улыбнулся и подмигнул, засунув руки в карманы джинсов.

Все члены жюри, кроме девушки, начали что-то записывать у себя на бумагах, периодически кидая взгляды на парня.

– Самоуверенно, – констатировала она, медленно вытянув ручку из своего стакана, не отрывая взгляд от парня, затем что-то быстро написала на своём листе, отложила её и выпрямилась, положив подбородок на сцеплённые в замок руки. Хорошо. Расскажите нам немного о себе.

Ларри неторопливо подошёл к белому плюшевому дивану на ножках с красными подушками, который стоял сзади него, расслабленно плюхнулся на него, закинув руки за голову, и только после этого начал говорить.

– Мне двадцать два года, я родился и прожил всю жизнь в этом городе, Нокфилле. Сейчас я учусь в Нокфиллском университете искусств, осваиваю профессию специалиста по миниатюрной живописи. Мне очень нравится рисовать, это моя страсть! Когда я становлюсь напротив мольберта, вооружившись кистью, в моей голове сразу же миллионами разноцветных бликов вспыхивают идеи, которые мне хочется реализовать, оживить на холсте с помощью красок, вдохнуть в них жизнь! Ларри говорил оживлённо, на губах играла улыбка энтузиазма, а во взгляде горели искры восхищения. Вложить в них частичку себя – он на секунду закрыл глаза и тихо выдохнул, а когда снова открыл их и посмотрел на девушку, улыбка стала мягче; он продолжил более спокойно: – Мне нравится изображать абсолютно всё: красивые пейзажи, портреты людей, что-то мрачное или мистическое Иногда я переношу на холст фрагменты из моих снов, – парень замолчал и поднял взгляд к белоснежному потолку, соображая, всё ли сказал, что хотел, и тут же оживился: – А! он с важным видом поднял вверх указательный палец. Ещё я обожаю музыку, это вы уже могли заметить по моей футболке. Металл рулит! Джонсон усмехнулся и правой рукой показал “козу”.

Все трое членов жюри внимательно слушали его рассказ, время от времени делая у себя какие-то пометки, иногда в их внимательных взглядах можно было заметить заинтересованность или вопрос. Но не было ни капли неодобрения или недоумения, что безумно радовало Джонсона. Значит, всё проходит не так уж плохо?… Однако когда он показал “козу”, светловолосый юноша на секунду нахмурился, но больше никак не отреагировал, а другой мужчина лишь вновь что-то записал у себя на бумагах с преспокойным выражением лица.

Девушка, которая всё это время смотрела на него оценивающим взглядом и как-то странно улыбалась, выпрямилась в кресле и сложила руки под грудью.

– Ты очень яркая и неординарная личность, Ларри, – сделала вывод она и чуть прищурила глаза. Но почему мы должны выбрать именно тебя?

– Разве это непонятно? с недоумением спросил он, вздёрнув бровь. Потому что я неординарен, вы сами это сказали! Где вы ещё видели смесь художника и металлиста в одном лице? Можно сказать, я особенный, – Ларри спрыгнул с дивана и ленивой походкой подошёл к столу жюри, сложив руки на груди с наглой ухмылкой победителя.

– Вот как? промурлыкала девушка. И что же в тебе есть особенного? вопрос прозвучал как вызов. Что ж, если это действительно так, то Ларри готов был принять его.

– Всё. Моя личность многогранна, и это делает меня особенным, – на какой-то миг он заметил тень сомнения в её лице и, решив спасать положение, поспешил добавить: – Смотрите, – он закатал левый рукав футболки и протянул руку ладонью вверх, все трое склонились над столом, чтобы лучше рассмотреть. На запястье красовалась необычная татуировка бабочка красного цвета с чёрными полосками на крыльях и белыми точками по краям, попавшаяся в паутину. К ней подбирался здоровый паук. Всё было прорисовано очень аккуратно и детально, словно фотография, складывалось ощущение, будто бабочка вот-вот вырвется из нарисованной паутины и улетит прочь. Рисунок восхищал и в какой-то степени нагонял ужас – Нравится? Эскиз для этой татуировки я рисовал сам.

– Недурно – отметил мужчина в очках, выпрямляясь в кресле, светловолосый парень кивнул в знак согласия.

– Этот рисунок не только красивый, – внесла свою лепту рыжая, – но и живой, атмосферный. В нём есть мрачность – она легко провела тонким указательным пальчиком по тату; Ларри бросил на неё недоумевающий взгляд, в ответ на что она лишь одарила его кокетливой улыбкой и, как ни в чём не бывало, убрала руку. У тебя действительно талант, Ларри.

– Спасибо, – гордо улыбнулся он, отнимая руку и закрывая татуировку рукавом, хотя внутри его наполняла радость. Неужели он действительно смог произвести на них впечатление?…

– Мы с вами свяжемся через три дня, – пообещал мужчина в белой рубашке, и Ларри кивнул, прекрасно понимая истинное значение этих слов. Свяжемся, если вы пройдёте на пробы – вот так было правильно. Никто не будет обзванивать лузеров, которые с треском провалились, так что если через три дня звонка не будет значит, он проиграл

От этих мыслей его душу против воли словно тугой верёвкой начали сдавливать сомнения. Вдруг он действительно проиграет? Может, он перегнул где-то палку, и поэтому звонить ему никто даже не подумает? Что, если он и вовсе произвёл на них только плохое впечатление?…

Ларри прикусил нижнюю губу от нарастающего волнения, взгляд заметался из стороны в сторону, но короткий кашель девушки привлёк его внимание. Он перевел взгляд на неё она загадочно улыбнулась и, подмигнув, протянула ему свёрнутый вчетверо лист бумаги. Джонсон странно смотрел на неё, затем медленно перевёл взгляд на лист. Что это? Записка? Ларри недолго поколебался, но всё же взял его, убирая в карман.

– До свидания, – коротко попрощался Джонсон и направился к выходу, не замечая взглядов жюри, провожающих его. Столь резкая смена поведения парня сильно удивила их.

Он закрыл за собой тяжёлую пластиковую дверь и тут же устало опёрся спиной на неё. Из динамика над дверью послышались чьи-то имя и фамилия, но он не обратил на это внимание не до этого было. Он прерывисто выдохнул прикрыв веки, которые сейчас казались свинцовыми. По телу бегали мурашки от волнения, а ещё его била лёгкая дрожь. Невероятных сил ему потребовалось, чтобы сохранять уверенность в себе, да ещё и так нагло, непринуждённо вести себя перед ними. Это, мать твою, было нереально сложно, вся выдержка потребовалась чтобы

– Эй, свали с дороги, фрик! возмущённо крикнул кто-то и толкнул его, от чего Ларри отшатнулся, едва не упав. Он бросил раздражённый взгляд на наглеца. Им оказался молодой парень, выше его на пол головы, одетый в пидорски-розовый, как отметил про себя Джонсон, свитшот и чёрные брюки хаки. Светло-золотые волнистые волосы были завязаны в хвост на правый бок, из которого выбивались пара прядей, а тёмно-синие, узковатые глаза смотрели на Ларри с нескрываемой насмешкой. Это всё поведение, взгляд, даже этот пидорский наряд страшно бесили Ларри.

– Нарываешься на драку? прорычал Джонсон, сократив расстояние между ними до нескольких сантиметров, однако блондин даже не шелохнулся.

– Если ты изобьёшь меня здесь, на виду у всех, – заговорил он, многозначительным взглядом обведя толпу претендентов, затем снова посмотрел на Ларри и едко усмехнулся, – то не жди, что тебя пригласят на дальнейшие пробы. Поверь, они, – стрельнул он взглядом на дверь, – глаза на это не закроют.

А ведь этот сучёныш был прав. Не найдя, что ответить, Ларри лишь сжал кулаки в бессильной ярости и развернулся, собираясь уходить.

– Пока, неудачник! крикнул он ему в спину. Можешь даже не надеяться обойти меня! в этом меня было столько надменности и самоуверенности, что Ларри скривился.

Тебя? А кто ты, мать твою, такой? Ёбаный принц? Обычный хвастливый пидор, каких полно, – Джонсон фыркнул и, тихо выругавшись, заспешил к лифту.

И лишь выйдя на улицу, он вспомнил про переданную ему записку. Случайно. Он нащупал её в кармане, когда полез за сигаретами. Парень достал листок и, развернув его, начал читать. В короткой записке было написано следующее:

Буду ждать тебя в кафе Камелия в 17:00. Нам есть о чём поговорить~
Линн.

Автор: _Chara_Dreemurr_

5 Comments

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *